Георгий толстиков на сайте знакомств

Отмщение - Андрей Жиров

георгий толстиков на сайте знакомств

Татьяна Толстикова. кольцо, – Таня вопросительно посмотрела на Георгия. Он понял, о чем говорит ее взгляд, и тут же воскликнул: – Нет, больше никаких После знакомства с тобой, эта история стала мне как-то ближе. Но кем. химии СО РАН 45 лет. Г. Толстиков, академик Георгий Георгиевич всем этим обладал в самой высокой степени. Прирожденный. партсекретарях и губернаторах, от Хрущева и Толстикова до Путина и Полтавченко, неизменно награждаясь за честь и достоинство.

И кто посмеет упрекнуть в неискренности жалость не только за свою, но и чужую боль в женском сердце? А военные, пускай не всегда отличаясь нежностью души, обладают иным преимуществом - знанием. Слишком хорошо они представляют, что значит война. И тем более - ЭТА война. Именно ради борьбы десятки лет лучшие специалисты работали на упреждение.

Именно благодаря работникам закрытых баз разработаны секретные протоколы для разных сценариев развития события.

КИНУЛ 2 АНКЕТЫ В ПАБЛИКИ ЗНАКОМСТВ - Веб-Эксперимент

Именно здесь выковано оружие - если не победы, то борьбы. И здесь же с ещё большим упорством ковался щит Родины. Да, военные понимают, что произойдет: Сожженные и вымерзшие города, эпидемии, моры и голод Технократическая катастрофа вперемешку с беспощадной мировой резней.

И человечество, безжалостно отброшенное к временам средневековья. Человеку укажут место у подножия трона, наденут на цепь с ошейником. И больше никогда не снять оков второго рабства. Которое грядет - уже стучится в двери.

Все ужасы прошлого, вся кровь и страдания бледнеют перед грядущим бедствием. И всё, что осталось для борьбы - сами люди. Именно им предстоит побеждать. Не примитивным танкам и самолетам, не автоматическим винтовкам.

Потому, что против этого врага оружие бесполезно - любое. Военные понимают - не говорят, не произносят вслух, боясь спугнуть грубой речью хрупкую удачу - но понимают: А победа принадлежит только сердцу, открытому для борьбы, удар нанесет рука дерзновенного, а не меч, легший в ладонь. И добиться невозможной победы.

Это тяжелое знание хуже петли на шее. Ведь силен страх в душе - да не только страх, здравый смысл. Наш билет - в один конец. Галина же по странной прихоти судьбы объединяла в душе оба тяжких бремени. Пускай на людях, по упрямости характера и должностной ответственности, генерал-майор Ветлуга и сохраняла маску непроницаемости, по-правде страдала не меньше.

андрей Толстиков, Краснодар, 44 года - фото и страница

Вдвойне обидно осознавать, что маску-то большинство воспринимало как истинное лицо. Последним - и наиболее болезненным - подтверждением оказался сегодняшний утренний случай. Две сотрудницы о чем-то переговаривались тайком - Ветлуга не слышала с противоположной стороны коридора. Хотя догадаться не сложно: Новости в последние два дня почти не доходили - и от того на душе становилось особенно скверно. Мужчины изо всех сил выдерживали характер, ни словом ни жестом ни кажучи слабость.

А вот женщинам приходилось тяжелее. В конце концов, если дети для сотрудников режимного объекта были явлением редким, то уж родня присутствовала практически у каждого. И что прикажете делать? Нельзя обвинять человека в наличии души - которая не механизм и не птица, чтобы всегда подчиняться железным рамкам.

Наверняка тогда, утирая тайком слезы, двое и делились женским горем. Галине даже показалось, что слышит тихие всхлипывания. В этот миг Ветлуга, поддавшись душевному порыву, решила наплевать на сложившийся стервозный образ, не сдерживаться больше официальными рамками и попросту посочувствовать подругам по несчастью.

Но стоило только Галине приблизиться, как разговор мгновенно стих - как отрезало. Заслышав звонкие удары каблуков о кафель, сотрудницы опасливо заозирались по сторонам.

Заметив начальницу, немедленно замолчали, изобразив на лицах непроницаемое выражение. Конечно их с головой выдавали покрасневшие глаза, припухшие носы, но Галина, раздосадованная, предпочла молча пройти мимо. Девушки ответили тем. Пересекши коридор, поспешно сбежав через пару пролетов и галерею, притворив за спиной тяжелую бронированную дверь, Галина не выдержала. По пути ещё сдерживалась, а сейчас прорвалось. Чувствуя себя совершенно несчастной, женщина бессильно опустилась на корточки, обхватила колени руками и тихо заплакала.

Особенно - по прямому сильным Опасаться свидетелей не было нужды - ключи от замороженных уровней были пока только у трех человек на базе. А дверь - помимо брони - как и каждая на "Алатыре", обладала абсолютной звукоизоляцией. Так что Галина с полной самоотверженностью позволила себе не стесняться. Обида, долгие месяцы копившаяся в душе, наконец перехлынула через край. Злые слезы текли, никак не желая униматься.

Именно в таком виде её и нашел генерал Толстиков. От этих воспоминаний лицо Галины озарила невольная улыбка. Илья Толстиков оставался одним из немногих на базе, кто знал генерала-майора Ветлугу не только как директора, но как обычного человека.

И почти единственным, кто не "получил" знание, а, что называется, взял сам Невольно погрузившись в воспоминания, Галина сама не заметила, как быстро пролетели несколько часов.

Захлопнув, последнюю дверь Ветлуга наконец облегченно вздохнула, поудобней перекинув на плече сумку с инструментами. А ведь впереди предстоит ещё планерка по результатам расконсервации объекта. От резкого движения прямые локоны русых волос взвились словно крылья. Решительно притопнув для бодрости, "директорша" решительно направилась на выход. Теперь, когда настроение более-менее выровнялось, даже пустынные коридоры перестали казаться угрюмыми.

Легко преодолев - почти пробежав обратный путь, Галина прикрыла входную дверь на этаж, заперла на ключ и, перепрыгивая через ступеньки, буквально взлетела наверх К этому времени Толстиков закончил собирать данные. Не отвлекая подчиненных от работы, Илья Сергеевич лично - разминочной трусцой пробежался по отделам. Не стесняясь должности и звания. Там приходилось аккуратно извлекать из творческого процесса начальников, чтобы получить заветные сводки.

Частенько прикладывая кого словом, а кого и не только, чтобы вывести из творческой нирваны в более-менее адекватное состояние. Никакой свободы творцам - бюрократия-с, издержки профессии А, поскольку из-за войны на объекте натуральный аврал, ранимые души творческих личностей вполне себе не сдерживались и отвечали на притязания начальства отборной, замысловатой грубостью.

В общем, пробежка нескучная. Но вообще, конечно, особых зверств не случалось - на "Алатыре" сложилась обстановка, наиболее располагающая к творчеству и весьма ценимая начальством. Да и в то же "начальство" отбирались не какие-то заезжие, а свои, уже привыкшие к смещенной расстановке приоритетов: Возможно, высоким результатам, изобилующим открытиями, прорывами, новаторскими разработками "Алатырь" обязан высокой не столько концентрации гениев, сколь банальному но так до обидного редкому умению коллектива самостоятельно наладить рабочий процесс.

Да и разве трудно вместо разведения бюрократической волокиты заняться делом самому? Толстиков вообще не понимал, почему в таком загоне у всяческих начальничков, начальников и тому подобных директоров работа с людьми?

Добро, если ты от зари до зари словно каторжный корпеешь над планами, проектами и прочая, прочая, прочая Когда времени нет банально подняться с места, голову повернуть - тут и заикаться не стоит о пренебрежении. Но уж чересчур часто Илье ещё до перехода на "Алатырь" приходилось видеть классических кабинетных обитателей. Единственной заботой которых оставалась имитация бурной деятельности да сохранение важного вида на рыхлой физиономии.

И конечно же перекладывание бумажек - с умным видом.

Что означает фамилия Товстоногов: история и происхождение фамилии

Под разговоры о "модернизации", "развитии" и "ура-вперед! Увы, люди стали постепенно забывать: И даже не с позиции организации коллектива таким образом, чтобы обеспечить максимальную отдачу. Подобный подход грешит пороком: Нет, так тоже. Если он забывает, что работает в первую очередь ради блага людей - в идеале всех, без исключения - то это плохой начальник. Скажем прямо - хреновый.

Можно подумать, что сейчас плохо, а раньше был золотой век. В это Толстиков верил свято. Пускай подобное мировоззрения и страдает излишним максимализмом - это Илья Сергеевич четко понимал, не строя иллюзий. Но, с другой стороны, нет развития без стремления к лучшему. Без идеального - такого идеального, чтобы наивное, невероятное, недостижимой.

Чтобы хоть зубами, хоть тушкой, хоть чучелом - но стремиться к. Каждый день, каждый вздох, не смотря ни на. Если человечество навсегда завязнет в возрасте мелкого капризного ребенка, то судьба его будет чрезмерно трагична. А ведь сейчас именно так и происходит. Чем отличается принципиально человек, обеспокоенный лишь собственным благополучием от эгоистичного пятилетнего малыша? Лишь связностью речи и объемом потребностей.

А начальники - лишь неизбежное следствие общего уровня взросления - самый яркий индикатор. Всем нам предстоит сложный, мучительный рост - с ломкой стереотипов, расширением мировоззрения, изменением понимания между словами "хочу" и "должен" Сумеем ли пройти, выдержим? Не может быть. Даже верить подобному не хочу! Нет горизонтов, за которые невозможно заглянуть! Нет вершин, где нас не будет! Нет преграды, сильнее человека! Если сами захоти - искренне, беззаветно - сможем Второй заместитель, точно так же витая в облаках, поспешал на доклад.

Фактически, Толстиков обязанности заместителя Ветлуги не совмещает, а делит на пару с генералом Рафаэлем Белозёрским. Каждый заведует определенным кругом вопросов: Парит, так сказать, в трансцендентальных далях. Неудивительно, что подобная полярность интересов невольно способствовала возникновению слабых оппозиционных токов между генералами.

Свою долю внесли и банальные внешние особенности. Илья Толстиков, вопреки фамилии толстым все же не. Отдавая, скрепя сердце, дань правде, некоторая грузность в комплекции присутствовала - разве что некоторое оправдание давал рост под два метра.

Лицо прочно несло отпечаток малоросской крови: И довершает картину густая шапка волос - всегда аккуратно и коротко постриженных. Белозёрский во многом казался противоположностью - за исключением высокого роста. Со стороны Рафаэль представал натуральным, рафинированным воплощением салонного интеллигента времен го века. Всегда аккуратно уложенная густая грива русых волос, спадающих до плеч. Твердый, пронзительный взгляд ледянисто-серых глаз, постоянно выцеливающий жертву.

Чуть вытянутое лицо с до нарочитости правильными чертами, тронутутыми скрытой суровостью, исполнено внутренним аристократизмом, чувством достоинства. Продолжением естественных черт стали и привнесенные: Если Толстиков предпочитал свободные рубашки, водолазки или свитера в паре с джинсами - изредка брюками, то Белозёрский в любой обстановке оставался образцом подчеркнуто официального стиля: И такой образ Рафаэля отнюдь не вызывал смешков или неодобрения коллег - даже "за глаза".

Подобная вычурность, свойственная скорее давно минувшей эпохе, причудливым образом дополняла образ, составляя в итоге целостную, неделимую картину - этакую монаду. Скорее непонимание могло вызвать, если бы однажды генерал стал выглядеть. Ещё бы и тревогу умудрились поднять. В качестве последнего штриха, ставшего по мнению Толстикова венцом противостояния, стала сама Галина. Непроницаемую броню Белозёрского преодолеть сложно - Илья Сергеевич не знал правдоподобна ли подобная крамола вовсе.

Но косвенные свидетельства налицо: Толстиков в силу желчно-ироничного, пускай и весьма добродушного - порой до инфантильности - склада характера, не упускал случая подцепить Рафаэля на явную колкость - совершенно невинную со стороны На бесстрастном лице скользнула небрежная ухмылка. Вы говорите так, словно это что-то плохое, - Белозёрский прекрасно понимал: Толстиков намеренно валяет дурака.

Ну и сам не упускал возможности. Благо в остроте ума и языка конкурентов Белозерскому ещё поискать. Хотя, по-правде иногда столь явное противоречие между формой и содержанием раздражало до крайности.

Формально Илья находится в безупречной позиции: Но уж Рафаэль - как, впрочем, самые проницательные из персонала базы - слепым не. Однако прямым текстом указать на собственные домыслы он не мог - подобная бестактность неприемлема для воспитанного человека. Впрочем, после ответа Толстикова, Белозёрский понял, что невольно сам забрался в тупик: И уж Илья-то нанести удар не преминет. Илья понимал, что в условиях, куда загнал себя Рафаэль, очевидным рецептом является выдерживание марки до конца - ибо уходить молча не в стиле генерала.

Ну если молодые дамы способны обсуждать в нашем вынужденно провинциальном медвежьем углу слухи - это ещё куда не шло: Но вы - вы! Нет, Рафаэль Леопольдович - от вас я подобного не ожидал Белозёрский стоял молчаливый и угрюмый.

Достойного ответа в голове никак не складывалось - и виной здесь оставался предательский выпад Толстикова, безошибочно поразивший цель. Больше всего Рафаэля раздражали две вещи: Тут уж на дерзновенного смельчака переносилась совокупная тяжесть всей острословной бронебойной эрудиции Рафаэля.

В такие моменты сдерживаемая Белозёрским язвительность радостно срывалась с цепи и, подобно ядовитой ехидне, набрасывалась на обескураженную жертву.

И редко кто сумел уйти от сокрушительного поражения - сухим же и вовсе не удавалось никому. Но сейчас Белозёрский вынужденно молчал, припечатанный тяжестью аргументов, неспособный ответить резкостью - в подобном случае это лишь окончательно обозначит полный и окончательный разгром.

Сам же себя и припер к стенке Стыда, впрочем, Рафаэль не испытывал - скорее досаду, смешанную с уважением к достойному игроку. При всей частой мелкой склочности общения, Белозёрский никогда не считал Толстикова противником - и потому не испытывал негативных эмоций.

Скорее подобную колючесть взаимоотношений можно отнести на счет обычного ребячества. В конце концов, самозабвенное бахвальство свойственно отнюдь не только подросткам.

Что говорят о разнице между ребенком и солдатом - оно ли не применимо и к генералу? Да и чем развеять монотонную рутину бесконечно похожих будней? Свято исповедуя правило, что даже на дно следует идти с гордо поднятой головой, Белозёрский уже готов был броситься в проигранную схватку с новой репликой. Но партия невольно завершилась раньше времени. Незамеченная мужчинами Ветлуга буквально выросла из-под земли.

Не говоря ни слова, Галина с явным почти что материнским укором окинула взглядом сначала Рафаэля Леопольдовича, а затем - Толстикова. Раззадоренные генералы разом поникли, смутившись. Вернее, искреннее смущение испытал лишь Белозёрский - Илья лишь изобразил правдоподобную гримасу. Самым тяжелым для Толстикова оказалось не расхохотаться в этот момент. Ветлуга, уловив фальшь, в свою очередь предпочла промолчать. Сделала вид, что вполне довольна результатом экзекуции.

Привычными, скупыми движениями провернула в замке сначала первый ключ, за ним - второй и третий. Когда с борьба щеколдами окончилась, уверенным толчком Галина распахнула дверь. Та, несмотря на массу - несколько центнеров армированной листовой стали! Переглянувшись, двое мужчин одновременно боком протиснулись внутрь.

На лице Белозёрского явно читается недовольство - и Толстиков, желая закрепить успех, совершил последний ход.

Уже почти переступив порог, Илья запнулся и картинно сверзился на ковер. Дополнительным штрихом плавно разлетевшийся ворох бумаг из папки. Откровенная симуляция, но Галина не заметила. С её точки зрения вполне очевидна грубая игра. Белозерский вначале совершенно естественно с полным непониманием недвижно наблюдал за падением. Изображая невольно подобие персонажа гоголевской немой сцены.

Но, замечая секундный проблеск злорадного торжества в глазах Толстикова, прочитывал ситуацию мгновенно. И вновь генералу единственное, что осталось - бессильно скрипнуть зубами. На лице поверженного - самострельного - генерала уже нет и тени коварства. Совершенно искренняя маска неловкости пополам с досадой. Пока Галина на пару с Толстиковым собирала разлетевшиеся по кабинету документы, тот украдкой, в качестве последнего удара, вновь бросил на Белозёрского насмешливый взгляд.

Так, что генералу просто нестерпимо хотелось несимметричного ответа. Но между тем Ветлуга успела, негодуя, упрекнуть: Ну как ж вы так! Ведь не маленькие уже - зачем всё это озорство? Белозёрский, уже не в силах сдерживать эмоции, раздраженно бросает в ответ, чуть ли не задыхаясь от возмущения: Да ведь это все гнусная инсинуация!

георгий толстиков на сайте знакомств

Он же сам все подстроил! Тот какое-то время борется, но вскоре теряет самообладание. Уже через пару секунд заходится в радостном хохоте. Беззаботно откинув голову назад, рассевшись прямо на полу, Илья смеется, чуть ли не обнимая руками живот. Белозёрский и Ветлуга пытаются бороться, но поражение предопределено - неизбежно. Ни следа от былого раздражения - кривая ухмылка, коварно просочившаяся сквозь напускную маску недовольства расцветает искренним смехом.

Наконец не выдерживает и Галина: Да что же это, в конце концов?! Ну что вы здесь устраиваете представления! С независимым видом поднимается, направляясь к рабочему столу. Но обоим генералам ясно видна предательская улыбка. Толстиков, продолжая смеяться, поспешно и вполне споро подбирает с ковра бумаги, сортируя по ходу и засовывая в папку. Белозёрский, тем временем с комфортом усаживается в кресле по правую руку от начальницы. На привычном месте первого зама. Маленькая, но откровенная месть Уверенными жестами, словно фокусник, генерал извлекает из хитро взятой всевозможными защелками папки документы.

Искомое после в ведомом лишь владельцу порядке причудливым пасьянсом ложится на стол. Управившись наконец, Толстиков между тем наконец поднялся с пола. Наскоро - больше дурачась - отряхнувшись, неспешно проследовал к столу. С шумом отодвинув кресло, уселся напротив Белозёрского. Папка, брошенная на лакированную столешницу с возмутительной небрежностью, издав тихий хлопок, насторожено замерла.

Боитесь ниппонских или нихонских? Верно, весьма похожим образом самый последний римлянин пару тысяч лет назад смотрел на любого разодетого в золото варвара - ощущая полное моральное превосходство.

Только на этот раз похоже эмоции вполне искренние. Мы здесь делом занимаемся или что?! Толстиков, невозмутимо пожав плечами, взял слово: Начну с хозяйственной части При этом голос Ильи разом преобразился - исчезли без следа намеки на иронию. Генерал стал похож на генерала: Каждое слово ложилось на слух словно отточенный, отполированный кирпич в ряд. Дополнительно собрано из резерва пятьдесят единиц: Резерв на сегодня составляет сто сорок тяжелых для оперативной сборки, пятьдесят для полного цикла, тысяча пятьдесят пять основных для оперативной и двести для полного.

Развертка линий конвейерной сборки завершена на семьдесят процентов: Третий цех будет разморожен по завершении в равной степени пуско-наладочных работ на остальных объектах Только ведь мы эти цифры наизусть помним - уже не первый год.

Если есть качественные изменения, прошу, - давайте сразу к. Ладони умеренными, небрежными пасами перетасовал листы. Подровняв края, опустив стопку ребром на стол, генерал продолжил: Эксперименты с рефлектирующими кристаллами пока не продвинулись дальше известного - преодолеть рубеж в пять метров не удается.

  • Георгий Толстиков

Так что пока технология неэлектронной связи недоступна. Сосредоточившись на работе, женщина невольно забылась - по старой привычке, укоренившейся с молодости, принялась ожесточенно грызть карандаш. Снайпер ведь и ей хотел попользоваться, но ему не дали. Впрочем, среди врагов есть один вроде бы вполне человек, что тоже вполне вписывается в новый голливудский стандарт "художественного фильма на Оскар".

Да, Бондарчук не захотел реабилитировать Сталина, хотя можно было этого ожидать от фильма. И я не спорю, это наверное, противоречит правде о войне. Но Бондарчук вообще не делал правдивый фильм, он делал фильм в 3Д на Оскар, это главное.

Сталинград, великая битва - это была его ловкая разводка, чтобы дали денег на затратное 3Д кино. Я знаю, как мечтают молодые режиссеры поработать с новейшими технологиями, как они в них влюблены, в эти спецэффекты.

А сделать в этом формате что-то качественное, большое - это дорого. Вот Бондарчук сумел исхитриться, а если бы деньги были, он снял бы то же самое про войну с Марсом или Матрицу какую-нибудь. Про культуру и идеологию. Мне кажется, мы расходимся именно в терминологии, в парах слово-смысл. Конечно культура является тем цементом, что формирует народ. Но идеология для меня не то же. Идеология - вещь более временная, преходящая, чем культура.

Была идеология коммунистическая, сейчас идеологии как таковой. При этом культура, ее коды все еще работают. Культура как раз часто противостоит идеологии, работает против. Культура понятие более широкое, и более устойчивое. Но при этом менее массовое, чем идеология. Если есть сильная идеологическая машина, массы она легко воспитает.

Но именно хранители и создатели культуры могут оказаться менее подвержены воздействию идеологии. Если говорить о фильме, я согласен, что в нем нет идеологии. А культура в нем есть, только это не наша культура. Это голливудская культура, поп-корновая, блокбастерная.

Да, в этом смысле голливудская именно культура, а не идеология сейчас у нас победила. И это я не думаю, что чем-то можно перебить. Идеология не справится, когда культурный код поменяли. Россия уже целое поколение точно - страна потребления. Как и весь западный мир. Люди ведутся на сладкоголосье птиц, засыпают и птицы пожирают. Похоже, что сказка стала былью реальностью. Люди очнитесь, оглядитесь по сторонам, в который раз, вслед за отцами и дедами, вы подвергаетесь обману и бесправию в собственной стране, под улюлюкание ТВ-пропаганды, всех вышеперечисленных деятелей, Жириновских, Зюгановых и пр.

Люди, не верьте в свою слабость и ущербность. Вы ничем не хуже любого из этой кагорты высокопоставленных, узурпировавших власть в стране и насаждающих нам феодально-крепостнические порядки. Не верьте никаким сладким посулам - это лишь повод и оправдание немыслимых поборов и собственной нечистоплотности.

Судите о людях по их делам и поступкам, по образу жизни, по их порядочности.

Вектор культуриш

Ордена, появившиеся в годы войны, предназначались в основном для награждения командного состава. Орденами первой степени награждались генералы, адмиралы и маршалы. Им полагались ордена простые: Красной Звезды и Отечественной войны двух степеней. Да, конечно, встречались исключения. В авиации награждали с особенной лихостью. Получившие его к концу Великой Отечественной войны офицеры могли быть абсолютно уверены: Статистика войны была таковой: Наверное, вклад генерала в победу значительнее, чем вклад рядового солдата, но проявлять личное мужество, рисковать жизнью больше приходилось последним.

В конце года был учрежден орден Славы, который предназначался только для награждения солдат.

георгий толстиков на сайте знакомств

Хоть это был самый низший по статуту военный орден, но ценился он очень высоко, как знак особого мужества. Кавалеры ордена Славы трех степеней приравнивались к Героям Советского Союза. Следует заметить, что полных кавалеров этого ордена было в четыре с половиной раза меньше, чем Героев Советского Союза.

Высшим боевым орденом считался орден Красного Знамени. В большинстве эту награду получали генералы и офицеры. Нередко орден Красного Знамени вручался и солдатам вместо Звезд Героя. После войны этим орденом стали награждать военных за двадцатилетнюю и тридцатилетнюю выслугу лет, а орден Красной Звезды вручать тем, кто прослужил в войсках 15 лет. Это приводило к обесцениванию боевых наград и вызывало возмущение у фронтовиков.

Наиболее сильно подвергся девальвации орден Отечественной войны. Раньше он был серьезной боевой наградой. В году к летию Победы орденами Отечественной войны были награждены все жившие в тот момент ветераны. Им вручили восемь миллионов орденов. Орден I степени получили все маршалы, генералы, адмиралы, кавалеры различных орденов и медалей, инвалиды I группы. Орден II степени обрели остальные фронтовики. За всю Великую Отечественную награждений этим орденом было в восемь раз меньше, чем в мирное время.

По материалам сайта https: Вероятно, список не полный… Дополняйте… 1. Артамонов Михаил Дмитриевич, 2. Артамонов Николай Иванович, 3. Артамонов Михаил Елизарович, 4.

Артамонов Алексей Николаевич, 5. Артемьев Михаил Михайлович, 6. Артемьев Василий Николаевич, 7. Баргалов Иван Паданцеевич, 8.

Бардымов Константин Семенович, 9. Бардымов Михаил Семенович, Баянов Василий Анисимович, Баянов Михаил Анисимович, Баянов Алексей Васильевич, Баянов Илья Васильевич, Баянов Иннокентий Васильевич, Баянов Кирилл Васильевич, Баянов Михаил Васильевич, Баянов Афанасий Дмитриевич, Баянов Василий Иннокентьевич, Баянов Дмитрий Иосифович Осипович Баянов Сергей Евдокимович, Баянов Николай Евдокимович, Баянов Сергей Федорович, Баянов Николай Константинович, Баянов Иннокентий Степанович, Баянов Андрей Петрович, Баянов Александр Петрович, Баянов Иван Тимофеевич, Баянов Александр Яковлевич, Белышев Александр Игнатьевич, Берданосов Аркадий Васильевич, Бердоносов Николай Васильевич, Берданосов Степан Семенович, Вокин Михаил Васильевич, Вокин Григорий Михайлович, Вокин Аким Степанович, Вокин Иннокентий Семенович, Волынкина Мария Алексеевна, Вышемирский Виталий Валерьянович, Гаврилов Герасим Гаврилович, Данилов Василий Александрович, Дурасов Николай Николаевич, Иванов Иннокентий Ефимович, Жуков Александр Романович, Зверев Леонид Гаврилович, Зверев Иннокентий Ефимович, Зверев Михаил Иванович, Зверев Илья Леонтьевич, Зверев Георгий Логинович, Измайлов Владимир Алексеевич, Измайлов Павел Ермолаевич, Измайлов Иван Ефимович, Измайлов Петр Николаевич, Измайлов Иван Николаевич,